Орловское дворянство XVIII  века в контексте выборов

 в Екатерининскую Уложенную комиссию

 

17 февраля 2012 года состоялось 239-е заседание клуба «Орловский библиофил», на котором кандидат исторических наук, заместитель директора библиотеки Ю.В.Жукова рассказала о технологии организации выборов депутатов в комиссию по составлению нового Уложения 1767-1768 гг., содержании наказов депутатам от дворян Орловского края, о тех депутатах, которые представляли интересы дворян Орловского края. Данная исследовательская работа была выполнена в рамках реализации международного научно-исследовательского проекта "Культура и быт русского дворянства в провинции в XVIII веке", поддержанного Германским историческим институтом в Москве.

Выборы депутатов производились по особому обряду, обозначенному в Манифесте. Местные начальники уездов должны созывать особыми объявлениями всех проживавших в уезде дворян в назначенный срок. Все прибывшие для выбора депутата докладывали о своем прибытии местному начальнику. Те, кто не мог прибыть и лично участвовать в выборах извещали об этом начальника уезда особыми отзывами. В назначенный для выбора день начальник уезда приглашал всех съехавшихся дворян в специально назначенный для этого дом. Собрание открывалось чтением Манифеста. Затем присутствовавшим предлагалось выбрать из своей среды предводителя дворянства на два года. С этого момента начальник уезда уже не вмешивался в выборы, которыми руководил предводитель. Перед выборами все присутствовавшие дворяне приводились к присяге, что при предстоящем выборе изберут  в депутаты «по чистой совести, без пристрастия и собственной корысти, еще меньше по дружбе или вражде» наиболее способного и добросовестного человека, «который в сем общем деле оказал бы себя верным слугою ея императорского величества, усердным сыном отечества и ревнительным об общем благе» гражданином. Для организации голосования был изготовлен специальный деревянный ящик разделенный на два отделения, на одном из них было написано «Избираю», на другом «Не избираю»; ящик накрывался сукном. Все присутствовавшие получали по одному шару. Предводитель называл кандидата в депутаты и каждый из участвовавших дворян опускал свой шар в одно из отделений ящика. Поскольку ящик был накрыт сукном остальные не могли видеть в какое именно отделение он опустил шар. Затем с ящика снималось сукно и происходил подсчет шаров в каждом отделении, результаты записывались в протокол. Шары снова раздавались присутствовавшим дворянам, предводитель называл фамилию следующего кандидата и процесс повторялся до тех пор пока дворяне не проголосуют за каждого кандидата. Депутатом признавался человек набравший наибольшее количество «избирательных» голосов. По окончании выбора дворяне приступали к составлению наказа, в котором излагались «все общественные нужды, какие дворянство желало представить в Комиссию, но никаких частных дел, которые подлежали бы разбирательству судебных мест, вносить в наказ не было дозволено».

Во всех орловских наказах содержатся нужды как общие для ряда уездов, так и специфические, исключительно местные. Практически в каждом наказе затрагивается проблема судебной волокиты и судебных издержек. Другими насущными проблемами, отразившимися в большинстве дворянских наказов Орловского края (как, впрочем, и в наказах других территорий), были существующий порядок оформления сделок на куплю-продажу, мену, передачу имения по наследству, а также ограничения права на распоряжение собственностью. Ливенские, елецкие, болховские, карачевские и орловские дворяне сетовали на несправедливый порядок наследования имений детей, умерших раньше родителей. Имения эти доставались братьям и сестрам, а при отсутствии оных «возвращались в род, кому ближе», в то время как родители не получали ничего. В наказе дворян Орловского уезда встречается просьба об учреждении в провинциальных городах дворянских банков на равном положении со столичными, в которых дворяне могли бы «для крайних своих нужд деньги с закладом своих имений и поруками занимать». Составители некоторых дворянских наказов проявляли заботу и о крестьянах. Орловских дворян беспокоило отсутствие на селе медицинской помощи: они «соболезновали о жизни человеческой [] взирая на сей бедный народ, которые умирают как скоты, без всякого призрения», иногда «от самой малой раны, кою бы пластырем можно было заживить». Предлагалось увеличить количество медицинских университетов, выпускников которых не только в полки, но и «помещикам определять на число крестьянских душ». При этом определяемых к помещикам медиков должны были содержать и платить им жалование сами владельцы крепостных душ.

Дворян Орловского края в Комиссии представляли 16 человек, девять из которых были выбраны местным дворянством, и семь человек заменили их во время работы Комиссии по разным причинам. Дворянством были избраны «генерал-поручик, лейб-гвардии Измайловского полка секунд-майор» Александр Ильич Бибиков, секунд-майор Алексей Власов, подполковник Сергей Мясоедов, капитан гвардии и обер-прокурор Сената граф Федор Григорьевич Орлов, капитан Егор Иванович Офросимов (Ефрасимов), поручик Александр Афанасьевич Похвиснев, полковник Петр Степанович Протасов, отставной капитан Иван Герасимович Сибилев и статский советник Петр Васильевич Хитрово. Получили депутатские полномочия в результате передачи от избранных депутатов: аудитор Алексей Аненков, капитан Василий Ильич Бибиков, поручик Сергей Головин, прокурор Адмиралтейской коллегии Иван Автамонович Фурсов, адъютант Василий Сафонов и Григорий Григорьевич Бровцын. Как видим, ранги дворянских депутатов Орловского края отличались довольно большим разнообразием – от поручика до полковника, и были в среднем выше, чем ранги избравших их дворян.

К заседанию была организована выставка «Орловское дворянство», на которой экспонировались редкие книги из фонда отдела краеведческих документов библиотеки им. И. А. Бунина